Воскресенье, 15.09.2019, 15:19Приветствую Вас Гость | RSS
МОУ-ООШс. Рюхов Унечского района Брянской области
Меню сайта
Категории раздела
Новости школы [1016]
Форма входа
Календарь
Архив записей
Наш опрос
Какой предмет в школе самый важный?
Всего ответов: 357
Поиск
Главная » 2013 » Август » 19
   
   В результате Воронежско-Харьковской стратегической наступательной операции (13 января – 3 марта 1943 г.) и Харьковской оборонительной операции (4-25 марта 1943 г.) образовался Курский выступ. (Город Курск освобожден 8 февраля 1943 г. 60-ой армией под командованием генерала И.Д. Черняховского). Но германское руководство считало, что война с Россией не проиграна.
   К середине апреля был разработан план наступательной операции, получившей кодовое наименование «Цитадель».
   И.Х. Баграмян в своих воспоминаниях «Так шли мы к Победе» писал: «Мы долго не могли понять, почему гитлеровцы так назвали эту операцию. Цитадель — это крепость или часть крепости, во всяком случае, что-то неподвижное, незыблемое. А ведь речь-то шла о наступлении. Потом из немецких источников выяснили: подразумевалось, что третий рейх, обороняя обе части «Крепости-Европы», восточную и западную, решительными вылазками из Цитадели — центральной части этой крепости — истощит осаждающего ее противника и в конце концов добьется победы».
   В соответствии с замыслом операции «Цитадель» предусматривалось развернуть наступление в районе Курского выступа. Этот район занимал большую площадь, превышавшую 135 тыс. кв. км и включавшую территории Орловской, Белгородской, Харьковской, Курской и Сумской областей. Здесь правое крыло группы армий «Центр» нависало над войсками Центрального фронта с севера, а левое крыло группы армий «Юг» охватывало войска Воронежского фронта с юга. Т.е Курский выступ, образовавшийся в феврале - марте 1943 г., в результате освобождения Курской области и повторной оккупации Харькова и Белгорода 16 и 18 марта соответственно, находился между двумя группировками врага.
   Цель врага заключалась в следующем: двумя ударами в общем направлении на Курск с севера и юга окружить и уничтожить части Центрального и Воронежского фронтов, а затем с территории Орловской обл. перейти в наступление на Москву. Орловский выступ фашисты называли «кинжалом, нацеленным в сердце России». О важности для вермахта предстоящей операции свидетельствует приказ Гитлера № 6 от 15 апреля 1943 г.: «Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» — первое наступление в этом году. Этому наступлению придается решающее значение... Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира».
   Для нанесения ударов на Курском выступе гитлеровцы сосредоточили 50 дивизий, из них 16 танковых и моторизованных, 900 тысяч солдат и офицеров, около 10 тыс. орудий и минометов, до 1,7 тыс. танков и штурмовых орудий, более 2 тыс. самолетов. В выступлении 1 июля Гитлер заявил, что операция «Цитадель» будет иметь не только военное, но и политическое значение: поможет Германии удержать союзников и расстроить планы западных держав по созданию второго фронта, что положительно скажется на внутреннем положении третьего рейха.
   Все войска были распределены примерно поровну между группами армий «Центр» и «Юг». Наступление готовилось на двух узких участках, занимавших всего лишь 13% общей протяженности советско-германского фронта. Особенностью замысла врага являлось массированное применение на направлениях главных ударов новейших образцов боевой техники, прежде всего подвижных войск, танков и штурмовых орудий.
   В конце марта Ставка ВГК и Генеральный штаб приступили к разработке своего плана ведения военных действий на лето и осень. С середины началась разработка плана как оборонительной операции под Курском, так и контрнаступления под кодовым названием операция «Кутузов».
   Благодаря разведке стало известно, что «немцы могут перейти в наступление на нашем фронте в период с 3 - 6 июля». 4 июля в районе Белгорода сдался в плен сапер, словен по национальности. Он сообщил: «Примерный срок наступления...назначен на 5 июля». Уже в ночь на 5 июля разведка 15 СД 13 армии захватила в плен ефрейтора Б. Формелла, который разминировал подходы к советским позициям. Он сообщил, что наступление намечено на 3 часа 5 июля, и что немецкие части заняли исходные позиции с «задачей захватить Курск».
   К.К. Рокоссовский в книге «Солдатский долг» писал: «Верить или не верить показаниям пленных? Если они говорят правду, надо уже начинать запланированную артиллерийскую контрартподготовку, на которую выделялось до половины боевого комплекта снарядов и мин...
   Времени на запрос Ставки не было... Г.К. Жуков доверил решение этого вопроса мне... В 2 часа 20 мин. 5 июля гром орудий разорвал предрассветную тишину..."
   У врага артиллерийская подготовка была намечена на 2 часа 30 мин. И только в 5 час. 30 мин. «Орловская группировка немецко-фашистских войск перешла в наступление на всем участке 13 армии и правом фланге 70 армии». Началась одна из крупнейших битв Великой Отечественной войны – Курская битва.
   С 5 по 11 июля шли тяжелые, упорные оборонительные бои. Главный удар фашисты наносили в направлении Ольховатки силами трех пехотных дивизий, четырех танковых дивизий и двух танковых корпусов. Одновременно четыре пехотные дивизии усиленные танками, выступали против правого фланга 13 армии и левофланговых соединений 48 армии на Малоархангельск (освобожден 23 февраля 1943 г.), три пехотные дивизии и танковый корпус наносили удар по правому флангу 70 армии в направлении на Гнилец.
   Применение тяжелых танков и авиации позволило противнику 5 июля вклиниться в оборону 13 армии на 6 - 8 км и выйти ко второй полосе обороны, но попытки полностью сломить сопротивление наших войск на ольховатском направлении оказались безрезультатными.
   Направление главного удара враг перенес на Поныри, где бросил в бой одновременно 170 танков, поддерживаемых ударами с воздуха. 7 июля к 10 час со свежими силами фашисты сумели прорваться на северо-восточную окраину станции. Но на следующий день враг был отброшен назад.
   К 9 июля фашисты ввели в сражение почти все соединения 9 армии, но прорвать оборону Центрального фронта так и не смогли. За семь дней боев противник продвинулся на 10 - 12 км, и было ясно, что дальнейшие попытки наступления результатов не дадут. Командование группы армий «Центр» продолжало атаки, надеясь, что советское командование израсходует все свои резервы. К 12 июля попытки прорвать оборону частей Красной армии были завершены.
   Обе стороны стремились к активным наступательным действиям, однако советское командование сознательно отдавало инициативу противнику, чтобы затем, использовав выгоды преднамеренной обороны, ослабить немецкие войска в оборонительных боях. Немецкая сторона не могла отказаться от наступления, так как для нее операция «Цитадель» являлась не только военной, но и важнейшей политической акцией. «Мы должны наступать из политических соображений», - заявил 3 мая на совещании в Мюнхене фельдмаршал Кейтель. На проведение операции руководство рейха толкала и общая идея беспощадной войны против СССР. «Здесь, на востоке, решается судьба... Здесь русские должны быть истреблены и как люди, и как военная сила и захлебнуться в собственной крови», - увещевал офицеров танкового корпуса СС Гиммлер в апреле 1943 г.
   Итак, в отличие от сражений под Москвой и Сталинградом, в Курской битве оборона носила преднамеренный характер с целью измотать и обескровить силы противника, а затем перейти к осуществлению наступательных операций в районах Орла и Белгорода.
   Среди тех, кто удостоен звания Героя Советского Союза за участие в оборонительных боях с 5 по 11 июля 1943 г. два уроженца Орловской обл.: сержант А.Л. Сапунов, артиллерист, род. в д. Кучеряевка Дмитровского р-на, погиб 9 июля в р-не ст. Поныри. Из наградного листа на представление к званию Героя Советского Союза: «Благодаря стойкости расчета тов. Сапунова было отражено 8 атак врага. Тов. Сапунов был контужен и ранен... когда на орудие тов. Сапунова пошли тяжелые танки, когда орудие было окружено немецкими автоматчиками, оно продолжало вести огонь. Три тяжелых танка подбил тов. Сапунов….Танк «Тигр-1» в упор расстреливает расчет. Танк продвинулся вперед только после того, когда пал тов. Сапунов и был уничтожен весь расчет. Тов. Сапунов достоин звания Героя Советского Союза». Похоронен на ст. Поныри Курской обл.
   Пулеметчик Я.С. Студенников, ст. сержант, родился в д. Моховое Колпнянского р-на. В наградном листе на представление его к званию Героя командир полка майор Сипаров так написал о его подвиге: «...При ожесточенных атаках немецкой пехоты, поддерживаемой немецкими танками «Тигр», из расчета тов. Студенникова выбыли все номера. Оставшись один, раненый, он продолжал вести по противнику огонь.. Тов. Студенников не оставлял занятой позиции двое суток, самоотверженно сражался с атакующим противником. За это время был трижды ранен. Истекая кровью, отбил свыше десяти атак немцев. Звания ГЕРОЯ достоин.» После войны Я.С. Студенников жил в г. Макеевка.
   В оборонительных боях на Курской дуге Центральный, Воронежский и Степной фронты потеряли 177 847 человек, вышло из строя более 1600 танков и САУ, около 4 тыс. орудий и минометов. Но и противник понес значительные потери. В мемуарах Э. Манштейна говорится, что за всю Курскую битву немецкие войска потеряли около 200 тыс. человек. Потери же в период немецкого наступления могли составить 80-100 тыс. человек.
   В итоге за семь дней боев на северном фасе Курской было сорвано тщательно подготовленное наступление противника, и созданы условия для перехода в наступление на орловском и белгородско-харьковском направлениях.
   Контрнаступление советских войск в битве под Курском было проведено на двух разобщенных направлениях и включало две стратегические наступательные операции: Орловскую (12 июля – 18 августа, операция «Кутузов») и Белгородско-Харьковскую (3–23 августа, операция «Румянцев»). Цели обеих наступательных операций состояли в разгроме группами фронтов противостоящих группировок противника, ликвидации орловского и белгородско-харьковского выступов и создании благоприятных условий для последующего наступления в пределы Белоруссии и к левому берегу Днепра на Украине.
Для обороны орловского плацдарма противник сосредоточил сильную группировку войск. К началу наступления Красной Армии эта группировка противника была следующей: перед левым крылом Западного фронта действовали части 55-го к 53-го армейских корпусов (339, 110, 296, 134, 211 и 293-я пехотные дивизии).
   В лесах западнее Жиздры были установлены 5-я танковая дивизия и до дивизии пехоты. Левее, перед Брянским франтом, по рекам Ока и Зуша оборонялись 25-я моторизованная, 112, 208, 34 и 56-я пехотные дивизии. Левее, перед войсками генерала В.Я. Колпакчи, действовала 262-я пехотная дивизия 35-го армейского корпуса.
   Перед Центральным фронтом закреплялись на занимаемых рубежах части 9-й немецкой армии, отказавшиеся от дальнейших попыток наступления.
   Из ближайших оперативных резервов противника были выявлены следующие: до дивизии с танками в лесах южнее Ульянова, 12-я танковая дивизия в районе города Болхов и 8-я танковая дивизия в районе Орла. В районе Навля, Середина Буда, Локоть действовали против партизан части 8-го венгерского армейского корпуса (102, 105 и 108-я пехотные дивизии). На ст. Брянск непрерывно прибывали железнодорожные эшелоны, с пехотой и танками, которые по грунтовым и железным дорогам немедленно направлялись на восток.
   По группировке противника было видно, что немецкое командование основные свои силы на орловском плацдарме сконцентрировало против левого крыла Западного фронта, ожидая именно здесь главного удара наших войск.
В ходе сражения для усиления своей орловской группировки немецкое командование, стремившееся любой ценой сохранить за собой орловский плацдарм, перебросило сюда девять дивизий.
   С участка против правого крыла и центра нашего Западного фронта были переброшены 183, 95, 253 и 129-я пехотные дивизии; с участка против нашего Калининского фронта — 20-я моторизованная дивизия; из района Белгорода — танковая дивизия СС «Великая Германия» и из глубокого тыла — 26-я и 707-я пехотные и 5-я танковая дивизии, (т.е. 37 дивизий, в том числе 8 танковых и 2 моторизованные, входившие в группу армий «Центр»). Численность этой группировки составляла около 600 тыс. солдат и офицеров, до тысячи танков и штурмовых орудий, 6 тыс. орудий и минометов и свыше 1000 самолетов. Основные силы этой группировки (9-я армия) были сосредоточены в южной части орловского выступа и связаны боями с войсками Центрального фронта. Дивизии 2-й танковой армии, оборонявшие северную и восточную часть орловского выступа, ранее не участвовали в наступлении на Курск. Они были почти полностью укомплектованы и представляли собой серьезную силу. Некоторые танковые дивизии получили новые тяжёлые танки «тигр» и «пантера» и самоходные орудия «фердинанд».
   Группировка противника на белгородско-харьковском направлении была слабее орловской. Она насчитывала только 18 дивизий (из них 4 танковые), входившие в состав 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф». Численность белгородско-харьковской группировки составляла около 300 тыс. солдат и офицеров, более 3,5 тыс. орудий и минометов, до 600 танков и штурмовых орудий и 900 самолетов. Почти все эти дивизии ранее наступали на Курск с юга и к началу контрнаступления советских войск имели значительный некомплект.
   И в Орловской, и в Белгородско-Харьковской операциях советским войскам предстояло осуществить прорыв мощной и глубоко эшелонированной обороны противника, чего еще не было ни в одной из предыдущих наступательных операций.
   В подготовке Орловской операции (условное наименование «Кутузов») особое внимание уделялось достижению внезапности. С этой целью в 11-й гвардейской армии в непосредственном соприкосновении с противником вплоть до начала июля находились только три стрелковые дивизии, а остальные силы располагались в лесах в 40-90 км от переднего края обороны. Для занятия исходных рубежей войска передвигались только ночью. Танки, автомашины и тягачи шли с погашенными фарами, шум двигателей заглушался огневыми налетами по вражеским позициям и рокотом круживших над немецкими окопами самолетов. До последнего момента на огневые позиции не выводилась артиллерия. Почти два месяца армия готовилась к наступлению, но, несмотря на столь длительный срок, противник так и не обнаружил ее намерений.
   Точно так же обстояло дело и на Брянском фронте. Бывший командующий 2-й немецкой армией генерал Г. Хейнрици и военный историк В. Гаук впоследствии напишут: «После четырех дней битвы (речь идет об операции «Цитадель») на соседних участках фронта на Орловской дуге и под Харьковом не было никаких признаков подготовки русского наступления... Планы противника о действиях на этих участках все еще не были ясны...».
   С утра 11 июля, в разгар оборонительного сражения на Курской дуге, в полосах, изготовившихся для наступления войск Западного и Брянского фронтов, после короткой, но мощной артподготовки началась разведка боем. Внезапная атака выделенных для этого сил увенчалась успехом. На ряде участков были захвачены первая, а на отдельных направлениях и вторая траншеи, взяты пленные. Противник, полагая, что началось ожидаемое им общее наступление, предпринял яростные контратаки и в основном восстановил положение.
   Позже А.В. Горбатов в книге «Годы и войны» писал: «Подчиняясь приказу, провели мы разведку боем силами отдельных батальонов. Такой способ разведки я ненавидел всеми фибрами души — и не только потому, что батальоны несут при этом большие потери, но и потому, что подобные вылазки настораживают противника, побуждают его заранее принять меры против нашего возможного наступления».
   На самом деле, операция началась лишь на следующий день - 12 июля.
Частям Красной Армии предстояло решить сложную задачу. За 22 месяца враг создал здесь мощную оборону с развитой системой полевых укреплений, прочно прикрыв их инженерными сооружениями. Минные поля имелись не только перед передним краем, но и в глубине обороны, причем противотанковые мины чередовались с противопехотными. Главная полоса обороны состояла из сильно укрепленных опорных пунктов и узлов сопротивления, приспособленных к круговой обороне и соединенных между собой сплошной, хорошо развитой системой траншей и ходов сообщения. Глубина ее достигала 5-7 км, а на наиболее важных направлениях – 9 км. В глубине обороны было построено большое количество промежуточных и тыловых рубежей. На переднем крае и в ближайшей глубине немецкое командование применило техническую новинку – подвижные бронированные точки, вооруженные пулеметами и перевозимые тягачами. Они зарывались глубоко в землю, и лишь с близкого расстояния можно было рассмотреть верхний колпак обтекаемой формы. Эти бронированные ДОТы (долговременные огневые точки) были хорошо замаскированы и не вели огня до начала нашей атаки (бронеколпаки — «крабы»). Огневые точки (ДОТы и ДЗОТы) располагались на расстоянии 50-100 метров одна от другой. Тактическая зона обороны состояла из двух полос глубиной 12-15 км.
   Т.о. на Орловском плацдарме советским войскам противостояла не только мощная группировка, но и качественно новая оборона противника – многополосная, глубокоэшелонированная, сильно развитая в инженерном отношении. Особенно сильно были укреплены Мценск, Болхов, Орел, Карачев.
   Значение имело и то, что противник располагал крупным узлом железных и шоссейных дорог (Орел), что обеспечивало ему возможность широкого оперативного маневра во всех направлениях.
   Серьезным препятствием для наступления советских войск являлось большое количество рек, оврагов и балок в глубине обороны противника и лесисто-болотистый характер местности в ряде направлений. В Орловской области на каждый квадратный километр приходится до 700 метров оврагов и балок. Это, естественно, затрудняло применение крупных танковых сил и осложняло задачу прорыва.
   Для разгрома противника здесь привлекались значительные силы. В их составе насчитывалось почти 1,3 млн человек, более 21 тыс. орудий и минометов, 2400 танков и САУ, свыше 3 тыс. боевых самолетов. В целях достижения быстрого успеха на участках прорыва во всех армиях сосредоточивалось от 60 до 80% сил и средств, что позволяло достигнуть 6-8-кратного превосходства над противником в личном составе и технике.
   12 июля 1943 г. в 3 часа 20 минут началась более чем двухчасовая артиллерийская подготовка, которая продолжалась до 6 часов 05 минут. В это время огонь был перенесен на 100 метров в глубину обороны противника. В дальнейшем огненный вал, расчищая путь пехоте и танкам, через каждые 2-3 минуты делал скачок на 100 метров вперед.
   Вот как описывал артиллерийскую подготовку на участке прорыва Западного фронта очевидец событий военный корреспондент Е. Воробьев: «Воздух шатался от толчков, рожденных залпами. Никто не закрывал рта — как рыбы, вытащенные на берег и к тому же оглушенные. Все и впрямь оглохли, потому что человеческое ухо по природе своей не может вместить столько адского грохота, рева и звона... Не было сейчас в 11-й гвардейской армии Баграмяна солдата, офицера или генерала, который мысленно, шепотом или во весь голос (в сущности, тоже беззвучно) не прославлял бы наших артиллеристов.
   Горизонт на юге исчез за дымом и землей. Земля взметнулась вверх и осталась висеть черной массой, вопреки всем законам тяготения. Частицы земли, выброшенной из воронок, не успевали оседать, как новые взрывные волны увлекали их кверху, а вдогонку летели новые пласты вздыбленной земли».
   Спустя час в полосе 11-й гвардейской армии дивизии первого эшелона под прикрытием огневого вала и при массированной поддержке штурмовой авиации захватили первую позицию, в том числе ключевой пункт немецкой обороны Дудино. Это явилось сигналом для ввода в бой передовых отрядов - танковых бригад с десантом пехоты. Темпы наступления сразу возросли. К середине дня части 16-го и 8-го гвардейских стрелковых корпусов А.В. Лапшова и Н.Ф. Малышева овладели второй позицией.
   Для развития успеха генерал И.Х. Баграмян ввел в сражение на болховском направлении 5-й танковый корпус генерала М.Г. Сахно. Несмотря на некоторую задержку с выдвижением на исходный рубеж, корпус совместно с 83-й гвардейской стрелковой дивизией завершил прорыв первой полосы обороны и стал продвигаться ко второй полосе.
   Но к этому времени противник успел прийти в себя и усилил сопротивление. Начались контратаки. Из Жиздры к участку прорыва выдвигалась 5-я немецкая танковая дивизия. Тем не менее к исходу дня почти во всей полосе наступления армия вклинилась в оборону противника на 8-10 км, а танковыми частями подошла ко второй оборонительной полосе. Боевые действия продолжались и ночью. Особенно успешно действовал передовой отряд 5-го танкового корпуса под командованием майора С.И. Чубукова. Под покровом темноты он форсировал р. Вытебеть, захватил сильно укрепленный районный центр Ульянове, а затем атаковал и уничтожил штаб пехотной дивизии.
   С утра следующего дня армия продолжила наступление. Для развития успеха был введен в бой 1-й танковый корпус генерала В.В. Буткова. Почти тут же его контратаковала подошедшая 5-я немецкая танковая дивизия. В завязавшемся сражении противник был разбит и отброшен. Это позволило уже к полудню 13 июля в центре прорвать вторую полосу обороны, а к исходу дня узким клином продвинуться на 20-25 км в глубину. Однако на флангах наступление замедлилось. В связи с тем, что противник, по данным разведки, выдвинул из Орла 25-ю моторизованную дивизию, а кроме того, снял с фронта своей 9-й армии 18-ю и 20-ю танковые дивизии, можно было не сомневаться, что он собирается нанести сильный контрудар. В это же время пришла нерадостная весть из 16-го гвардейского стрелкового корпуса: его командир А.В. Лапшов, получив донесение о подбитых в районе Мединцева десяти "тиграх", вместе с командующим артиллерией корпуса генералом Л.А. Мазановым выехал для их осмотра. По пути они угодили в засаду; в завязавшейся перестрелке А.В. Лапшов был убит, а раненый Л.А. Мазанов взят в плен.
   Утром 14 июля, как и ожидалось, противник после артиллерийского налета и ударов авиации контратаковал 5 танковый, 8 и 36-й гвардейские стрелковые корпуса. Завязались тяжелые бои. А в это время на хотынецком направлении 16-й гвардейский стрелковый корпус почти беспрепятственно продвигался на юг. Уже к исходу 14 июля глубина его вклинения достигла 45 км. Чтобы развить успех, И.Х. Баграмян направил с болховского на это направление 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а 17 июля ввел в сражение переданный его армии 25-й танковый корпус генерала Ф.Г. Аникушкина. В результате к 19 июля глубина вклинения достигла 70 км. Войска армии подошли к Хотынцу, а передовые части 16-й гвардейской и 11-й стрелковых дивизий перерезали железную дорогу Орел-Курск. Но из-за того, что полоса наступления армии расширилась до 120 км, образовались разрывы между соединениями. Чтобы исправить положение, И.Х. Баграмян стал спешно перебрасывать на хотынецкое направление войска с флангов. Однако в сражение они вводились разновременно, и это не позволило добиться существенных результатов.
   На Брянском фронте в полосах всех трех армий шли тяжелые бои, фронтальные атаки не давали результата. Лишь к концу первой недели операции 61-й армии совместно с 20-м танковым корпусом удалось продвинуться на 20 км и обойти Волхов с северо-востока. На орловском направлении соединения 3-й и 63-й армий, а также введенного в сражение 1-го гвардейского танкового корпуса к 16 июля прорвали оборону противника на глубину 17-22 км, но, встретив упорное сопротивление его подошедших резервов, остановились.
   Обе стороны стремились как можно быстрее нарастить усилия. Немецкое командование, израсходовав резервы, вынуждено было направлять в полосу 2-й танковой армии силы с других направлений, в том числе из тех войск, которые участвовали в операции «Цитадель». К 19 июля против 11-гвардейской армии и Брянского фронта уже действовали девять дивизий, переброшенных из 9-й немецкой армии. Из 4-й танковой армии сюда выдвигалась дивизия СС «Великая Германия». Советская же сторона наращивала силы за счет созданных в период подготовки к контрнаступлению стратегических резервов. В период с 19 по 26 июля в сражение были введены две танковые и общевойсковая армии.
В течение 20-30 июля на всех направлениях шли ожесточенные бои. Противник предпринял мощные контратаки против флангов 11-й гвардейской и на фронте вновь введенной 3-й гвардейской танковой армий. Ему удалось оттеснить соединения армии И.Х. Баграмяна от железной дороги Курск-Орел и остановить наступление танковой армии.
   На совещании в ставке 26 июля Гитлер объявил о своем решении срочно высвободить несколько дивизий для отправки в Италию, оставить орловский выступ и отойти на создаваемый восточнее Брянска рубеж «Хаген». Это произошло после высадки союзников в Сицилии (начало операции 9-10 июля) и ареста Б. Муссолини (25 июля). Подготовка рубежа «Хаген» началась в середине июля. С целью планомерного отхода на него войск оборудовались промежуточные рубежи обороны. Для их строительства наряду с инженерными войсками привлекались тыловые части, пленные и гражданское население. Отвод войск планировалось осуществить в период с 31 июля по 17 августа, чтобы успеть собрать возможно больше зерна (началась уборка урожая), угнать скот, эвакуировать население, разрушить все важные сооружения (мосты, железнодорожные станции, промышленные объекты и т.п.) и все населенные пункты. Отход главных сил противника начался, как и планировалось, в ночь на 31 июля. Тем не менее на всех участках растянувшегося на 400 км фронта продолжались тяжелые бои, так как немецкое командование умело организовало прикрытие отхода.
   На брянском направлении командующий 11-й гвардейской армией создал оперативную группу в составе гвардейских стрелкового, кавалерийского и танкового корпусов во главе с командиром 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генералом В.В. Крюковым для нанесения удара на Карачев. Группа продвинулась на 15—20 км, но затем вынуждена была остановиться из-за вражеских контратак. Севернее Хотынца советские войска отражали сильный контрудар трех танковых дивизий и моторизованной дивизии "Великая Германия". С 31 июля по 5 августа здесь наступило затишье, связанное с подготовкой нового удара.
   На Болхов с северо-востока вели наступление 4-я танковая армия, введенная из резерва Ставки 26 июля, и 8-й гвардейский стрелковый корпус 11-й гвардейской армии, а с востока-61-я армия Брянского фронта. 4-я танковая армия генерала В.М. Баданова имела задачу продвинуться за день на 60 км и освободить Болхов. Но это оказалось ей не по силам. Начавшая наступление практически с ходу, без артподготовки, армия сразу же натолкнулась на мощную противотанковую оборону и понесла большие потери. За девять дней наступления она вклинилась в оборону врага на 20-25 км, продвигаясь в среднем по 2,5 км в сутки. Только 28 июля Болхов был взят, но окружить немецкие войска, как это намечалось планом, не удалось. Вместо быстро проведенной операции получилось изнурительное кровопролитное «прогрызание» вражеской обороны, которое продолжалось 18 дней. Генералу Баданову пришлось отдать приказ о прекращении наступления. В ходе боев на болховском направлении армия потеряла 84% имевшихся у нее танков Т-34 и 46 % легких танков Т-70. Только теперь стала очевидна ошибочность принятого решения. Если бы 4-я танковая армия была направлена не на Болхов вдоль сильно укрепленного фронта противника, а на юг, на Хотынец, вся операция «Кутузов», возможно, развивалась бы по более удачному сценарию. А так 3-я и 63-я армии застряли на промежуточном рубеже восточнее Орла.
   Трудно шло наступление и армий правого крыла Центрального фронта. К 30 июля они, правда, продвинулись на глубину до 40 км, но при этом понесли большие потери, особенно в танках. Во 2-й танковой армии были выведены из строя почти 60% танков.
Также не добилась успеха 3-я гвардейская танковая армия генерала П.С. Рыбалко. Пять раз ее корпуса нацеливались на ввод в прорыв, но каждый раз они втягивались в затяжные бои, так и не сумев вырваться на оперативный простор. За первые две недели боевых действий армия потеряла половину из имевшихся у нее 800 танков. Причину неудач генерал К.К. Рокоссовский впоследствии усматривал в порочности самого способа разгрома противника: «Мне кажется, что было бы проще и вернее нанести два основных мощных удара с севера и юга на Брянск под основание орловского выступа. Но для этого надо было дать время, чтобы войска Западного и Центрального фронтов произвели соответствующую перегруппировку. В действительности же снова была проявлена излишняя поспешность, которая, по-моему, не вызывалась сложившейся обстановкой. В результате войска на решающих направлениях выступили без должной подготовки. Стремительного броска не получилось. Операция приняла затяжной характер. Вместо окружения и разгрома противника мы, по существу, лишь выталкивали его из орловского выступа».
30 июля Ставка ВГК передала 11-ю гвардейскую и 4-ю танковую армии, а также 2-й гвардейский кавалерийский корпус из Западного в Брянский фронт. С этого момента завершение операции «Кутузов» целиком возлагалось на Брянский и Центральный фронты. Западный и Калининский фронты должны были сосредоточить все свои усилия на подготовке к проведению предстоящей операции «Суворов» с целью разгрома 4-й немецкой армии и освобождения Смоленска.
   В начале августа начались бои на подступах к Орлу. Войска Брянского фронта упорно продвигались к городу с востока и севера. С юга подходили соединения правого крыла Центрального фронта. С большим трудом противник удерживал коммуникации западнее Орла. Немецкое командование оказалось перед проблемой срочного отвода оборонявшихся в районе Орла дивизий. И тем не менее оно приказало вывезти из города материальные ценности, угнать в Германию жителей города и окрестностей, полностью разрушить Орел.
   Отходившие колонны врага подвергались интенсивным авиационным ударам, За пять дней 15-я и 16-я воздушные армии совершили около 9800 самолетовылетов. Дороги, по которым отходили немецкие войска, были буквально усеяны разбитыми автомашинами, танками, другой техникой. Накануне освобождения Орла Ставка ВГК потребовала усилить удары по колоннам отходившего противника, узлам дорог и переправам.
   Вражеская оборона дала трещину. 3 августа соединения 3-й армии генерала А.В. Горбатова продвинулись на 14 км и охватили город с северо-запада. К полудню главные силы армии задержались на р. Неполодь, однако две ее левофланговые стрелковые дивизии - 308-я и 380-я - продолжали теснить врага к городу. 3 августа в боях на подступах к Орлу погиб герой Сталинграда, командир прославленной 308-й стрелковой дивизии генерал Л.Н. Гуртьев. Сильные проливные дожди и минные поля не помешали передовым частям 3-й и 63-й армий Брянского фронта в ночь на 4 августа подойти к городу.
   Первыми ворвались на улицы Орла воины 5, 129 и 380-й стрелковых дивизий полковников П.Т. Михалицына, И.В. Панчука и А.Ф. Кустова, а также танкисты 17-й гвардейской танковой бригады полковника Б.В. Шульгина. Весь день 4 августа в восточной части города шли уличные бои с подразделениями 12-й танковой дивизии противника. Их сопротивление было сломлено. К вечеру советские войска вышли к Оке и приступили к ее форсированию. Ночью бои гремели уже в западной части Орла. Ворвавшиеся в город с севера и северо-востока 289-я и 308-я стрелковые дивизии окончательно преодолели сопротивление вражеских частей. На рассвете 5 августа Орел был полностью освобожден. Командующий 3 армией А.В. Горбатов в книге «Годы и войны» писал: «5 августа к пяти часам сорока пяти минутам Орел был полностью очищен. Население восторженно встречало своих освободителей».
   Девять частей и соединений за участие в освобождении Орловской области получили почетные наименования Орловских, а три преобразованы в гвардейские.
   В тот же день войска Степного фронта освободили Белгород. В ознаменование этих двух славных побед в Москве прогремел первый за Великую Отечественную войну артиллерийский салют - 12 залпов из 124 орудий. Тогда же города Орел и Белгород получили неофициальное название городов первого салюта.
   После потери Орла немецкие войска, уплотнив свои боевые порядки, продолжали оказывать упорное сопротивление. Однако переход в наступление 7 августа армий Западного фронта севернее орловского плацдарма вынудил противника перебросить с брянского направления на смоленское еще 13 дивизий, что заметно ослабило сопротивление отходивших частей. 11-я гвардейская армия, прорвав оборону немцев, с 6 августа начала продвигаться на юг, а затем на запад. 10 августа был освобожден Хотынец, 12 августа - Дмитров-Орловский, а через три дня-Карачев. Успешно действовали также 11, 3, 63 и 13-я армии. 17-18 августа советские войска подошли к заранее подготовленному противником рубежу обороны «Хаген» восточнее Брянска. Здесь они были остановлены. Ставка ВГК планировала развить наступление и далее. Но большие потери и сильная оборона противника помешали осуществить задуманное.
   И все же орловский плацдарм врага, этот «кинжал, нацеленный в сердце России», был ликвидирован. За 38 дней контрнаступления советские войска продвинулись в западном направлении на 150 км, разгромив 15 немецких дивизий. Противник потерял 88,9 тыс. человек. Дорогой ценой достались успехи и Красной Армии: безвозвратные людские потери трех фронтов составили 112 529 человек, санитарные - 317 361, а всего - 429 890 человек. Фронты потеряли 2586 танков и САУ, 892 орудия и миномета и 1014 боевых самолетов. По данным штаба 9-й немецкой армии, войсками 2-й танковой и 9-й армий было угнано 180 тыс. мирных жителей, более 30 тыс. голов крупного рогатого скота, разрушено при отходе 100 мостов, 420 км железнодорожных путей, 40 вокзалов. В целом операция «Кутузов» была исключительно важной, хотя в ходе ее не были до конца использованы имевшиеся возможности.
23 августа 1943 г. Курская битва завершилась освобождением г. Харькова.
   За участие в операции «Кутузов» 115 человек удостоены звания Героя Советского Союза, из них трое – уроженцы Орловской области: А.Д. Сапунов, Я.С. Студенников и А.И. Алешкин, ст. лейтенант, командир роты 142 стрелкового полка 5 стрелковой дивизии 63 армии (род. в д. Чувардино Дмитровского р-на, погиб 17 июля 1943 г. у д. Подмаслово Залегощенского р-на). Среди бойцов и офицеров, удостоенных высшей степени отличия, представители многих национальностей нашей страны: русские, украинцы, белорусы, татары, литовцы, армяне, евреи, казахи, узбеки, таджики, дунган.
   В составе 15 воздушной армии 1-го гв. истребительного авиакорпуса 3-ей гв. истребительной авиадивизии сражался А.П. Маресьев. Во время боев на Курской дуге сбил 3 самолета противника. Звание Героя Советского Союза присвоено 24.08.1043 г.
   Вместе с советскими летчиками в небе Орловской области сражалась эскадрилья французских летчиков «Нормандия». 5 июля 1943 г. она была преобразована в 1-й отдельный истребительный авиаполк полк «Нормандия».
   Основными направлениями вылетов были р-н Болхова, дороги Болхов - 0рел, р-н с. Красниково, территория Знаменского и Хотынецкого р-нов. 14 июля в промежутке между боями летчики провели 10-минутную церемонию в честь национального праздника - Дня взятия Бастилии. В этот же день с 14.00 до 21.00 полк совершил 25 боевых вылетов сбил два «Мессершмитта-110» и «Фокке - Вульф-190».
   Трагедией обернулись для полка дни 16 и 17 июля. При выполнении боевого задания в р-не с. Красниково погибли зам. командира эскадрильи капитан Альберт Литтольф, его ведомый мл. лейтенант Ноэль Кастелен и мл. лейтенант Андриен Бернавон. На боевом счету Литтольфа к этому времени были уже 14 сбитых самолетов противника. В этот день летчики полка сделали по три боевых вылета. Командир дивизии решил больше не привлекать их к выполнению заданий. Узнав об этом, майор Тюлян направился к Захарову: «Русские летчики делают по пять вылетов - не устают, а французы, выходит, могут отдыхать...» Комдив вынужден был отменить свое решение.
   17 июля, когда «Нормандия» прикрывала советские войска, продвигавшиеся к Орлу со стороны Болхова, был сбит самолет командира полка Жана Луи Тюляна. Кружку юных краеведов под руководством Г.В. Малюченко удалось в конце 50-х годов установить место его гибели и захоронения. По воспоминаниям очевидцев, Г.В. Малюченко записала: «Сбитый в воздушном бою 17 июля 1943 г. пилот упал недалеко от д. Каменка Апальковокого с/с Мценского р-на. К месту гибели бросились крестьяне, но быстрее их на мотоциклах туда подоспели гитлеровцы. Они взяли у погибшего документы, и один из немцев, говоривший по-русски, объявил собравшимся, что летчик - француз. Останки летчика положили на телегу, увезли и бросили на конюшню. В.И.  Потрахова с односельчанами выпросили у фашистов разрешение похоронить летчика. Русские женщины обмыли павшего, старики сколотили гроб и похоронили пилота на сельском кладбище». В этот же день погиб и мл. лейтенант Фирмин Вермейль.
   Командиром полка был назначен Пьер Пуйяд. Начальником штаба «Нормандии» был капитан И.В. Шурахов, а инженерно-техническая служба, куда входили и французские механики, была возложена на инженер-капитана С.Д. Агавельяна.
   Только за неделю тяжелейших июльских боев летчики «Нормандии» совершили более 200 боевых вылетов, сбили около 20 самолетов врага. К концу 1943 г. на боевом счету полка было уже 75 уничтоженных машин.
   В боях в Орловской небе погибли Ноэль Кастелен, Андриен Бернавон, Альберт Литтольф (Знаменский р-н), Жан Луи Тюлян и Фирмин Вермейль (Мценский р-н), Жан де Тедеско (Болхов), Альберт Прециози (Карачев).
   Полк воевал до конца войны. 14 июня 1945 г. летчики вылетели из Эльбинга (Восточная Пруссия) во Францию на подаренных им самолетах «Як-3». Сорок самолетов сделали круг, отдавая салют победившей России.
   За все время участия в боевых действиях летчики полка совершили более 5000 боевых вылетов, провели 869 воздушных боев, в которых сбили 268 и подбили 80 самолетов противника.
   За период боев в полку служило 96 летчиков-истребителей, 35 из них погибли в воздушных боях, 7 - при исполнении служебных обязанностей.
   Десятки летчиков отмечены орденами и медалями. Четыре летчика удостоены звания Героя Советского Союза: ст. лейтенант Альберт Марсель и ст. лейтенант Ролан де ля Пуап - 27.11.44 г., ст. лейтенант Марсель Лефевр (посмертно) и мл. лейтенант Жак Андрэ - 4.06.45 г.
   Битва под Курском была важным рубежом для Красной Армии на пути к Победе. Она завершила коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.
   После Курской битвы война окончательно повернула на Запад.
   Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший её, впоследствии писал: «Она была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте.
   По мнению Г. Гудериана: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в технике на долгое время были выведены из строя... Само собой разумеется, русские поспешили использовать свой успех. И уж на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику».
   Немецкий генерал К. фон Типпельскирх впоследствии писал о Курской битве: «Русское командование располагало столь крупными резервами, что могло не только предпринять крупные контрудары, но и приступить к осуществлению далеко выходивших за пределы Курского выступа операций, в результате которых оно захватило стратегическую инициативу на Восточном фронте в свои руки и больше уже не выпускало ее до самого конца войны».
   Премьер-министр Великобритании У. Черчилль отозвался о Курской битве так: «Три огромных сражения за Курск, Орел и Харьков, все проведенные в течение двух месяцев, ознаменовали крушение германской армии на восточном фронте».
   Командующие фронтами и армиями, принимавшими участие
в операции «Кутузов»
Западный фронт. Командующий генерал-полковник В.Д. Соколовский
11 гв. армия. Командующий генерал-лейтенант И.Х. Баграмян.
11 армия. Командующий генерал-лейтенант И.И. Федюнинский
50 армия. Командующий генерал-лейтенант И.В. Болдин
4 танковая армия. Командующий генерал-лейтенант танковых войск В.М. Баданов.
1 воздушная армия. Командующий генерал-лейтенант авиации М.М. Громов.
Брянский фронт. Командующий генерал-полковник М.М. Попов.
3 армия. Командующий генерал-лейтенант А.В. Горбатов.
61 армия. Командующий генерал-лейтенант П.А. Белов.
63 армия. Командующий генерал-лейтенант В.Я. Колпакчи.
3 гв. танковая армия. Командующий генерал-лейтенант танковых войск П.С. Рыбалко.
15 воздушная армия. Командующий генерал-лейтенант авиации Н.Ф. Науменко.
Центральный фронт. Командующий генерал армии К.К. Рокоссовский
13 армия. Командующий генерал-лейтенант Н.П. Пухов.
48 армия. Командующий генерал-лейтенант П.Л. Романенко.
70 армия. Командующий генерал-лейтенант И.В. Галанин.
65 армия. Командующий генерал-лейтенант П.И. Батов.
60 армия. Командующий генерал-лейтенант И.Д. Черняховский.
2 танковая армия. Командующий генерал-лейтенант танковых войск А.Г. Родин.
16 воздушная армия. Командующий генерал-лейтенант авиации С.И. Руденко.

Литература:
Архив ОКМ. Д. № 1724.
Всероссийская книга памяти. Обзорный том. Москва. Военное издательство. 1995.
И.Х. Баграмян. Так шли мы к Победе. Военное издательство. Москва. 1977.
Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Книга 2. Перелом. Москва. «Наука».1998.
А.В. Горбатов. Годы и войны. Москва. Советский писатель. 1992.
Битва под Курском. Краткий очерк. Военно-исторический отдел Генерального штаба Красной армии. Военное издательство Народного комиссариата обороны. Москва.1945.
Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование под ред. Кандидата военных наук генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева. Москва. Военное издательство. 1993.
Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Москва. Военное издательство.1988.
Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск: Русич, 1999.
Категория: Новости школы | Просмотров: 1574 | Добавил: директор | Дата: 19.08.2013 | Комментарии (0)

Рюховская школа -
традиции и современность...


Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральный портал "Российское образование"

Победа 75 лет!